«Один партизан в тылу врага стоит сотни бойцов на фронте...» И.В.Сталин

Гений Шекспира. Кориолан. Козья морда  Скачать сценарий
 
Видеоролик "Гений Шекспира. Кориолан. Козья морда"
 
МИКС: МАТЬ ГОВОРИТ, ПОКАЗЫВАЮТ КОНТУЖЕНОГО КОРИОЛАНА  Проблема в «Кориолане» Шекспира та, что даже у так называемых взрослых восприятие войны то же, что и у детей младшего возраста. В представлении мальчика при юбке матери герой войны это тот, который перестрелял как можно больше врагов. КОРИОЛАН Перестрелял или мечом порезал. Детский взгляд, поскольку он бабий, до добра не доводил никогда, и впредь не доведёт.

В самом деле, сравним двух воинов, каждый из которых порезал мечом одинаковое количество врагов Рима. Ну, и которому из них двух поставить в Риме памятник? Которого из двух сделать символом образцового гражданина, спасителя Города? Это важно, потому что, созерцая ему памятник, ему будут непроизвольно уподобляться подрастающие дети. Поставишь не тому, и страна скатится с уровня ведущей мировой державы до уровня сырьевой провинции.
 
Мотивы быть результативным при уничтожении врагов отечества бывают разные. Бывает, мотив – желание блага своему народу. А бывает, жажда завладеть трофеями, проще говоря, страсть к мародёрству. ИЗ ГЕНРИХА 5 Но ни то, ни это не случай Кориолана.  У Кориолана тоже очень тяжёлый случай – но другой. Этот тяжёлый случай и разбирает Шекспир, причём в подробностях. Я ВСЕГДА МЕЧТАЛА О КОНСУЛЬСТВЕ. Уровень Кориолана, который он своей душе в развитии позволил достичь – командир небольшого отряда спецназа. Но маменька мечтала, чтобы сын стал консулом. И сынок послушно полез в консулы, в результате чего и был из вечного Города вышиблен. А не будь он марионеткой маменьки, развился бы до уровня консула – только тогда консулом и стал бы.
 
Консул в переводе с латинского – это «товарищ». Консул – это достойнейший из достойных, тот, который имеет не только формальное, но и полное моральное право занимать высшую административную должность в Риме в период Республики, и тем влиять на судьбы людей, по сути, на всё население. Таким образом, в «Кориолане» Шекспира описывается совершенно анекдотическая ситуация: на роль товарища баллотируется маменькин сынок, совсем не товарищ – баллотируется только потому, что того хочет маменька.
 
Тайная суть всякого не товарища описывается вот этой схемой. ЗВЕЗДА Цель этого ролика эту схему разобрать. Понимание этой схемы, а называется она «Козья морда», открывает огромные возможности. Благо эту схему Шекспир в «Кориолане» разобрал – другое дело, что суетливые потомки смысл пьесы «Кориолан» понимать за давностью лет перестали. Схема «Козья морда» нужна для рассмотрения не одного только Кориолана, а жизни вообще.
 
О том, что Кориолан совсем не товарищ, или, что то же самое, маменькин сынок, мы можем судить по десяткам деталей, которых щедрой рукой рассыпал Шекспир по своему шедевру. Во-первых, в самом Риме не показан ни один друг Кориолана. В смысле, один потенциальный друг показан, но Кориолан его обхамил и прошёл мимо. Во-вторых, находясь у вольсков, вольски – это народ такой, Кориолан совершает немыслимый для товарищества проступок: он не организовывает военный совет. У нас о том, что такое военный совет, население знает по Совету в Филях Кутузова. Это из «Войны и мира» Толстого. Так происходил Совет или иначе, мы уже не узнаем, но зато мы знаем, как Лев Николаевич оценивал свой роман «Война и мир» спустя много лет, после того как женская часть населения этот роман одобрила. Спустя много лет Лев Николаевич сказал примерно следующее: «Какое счастье, что я больше не буду писать такой дряни, как «Война и мир»!»
 
Дрянь – это там, где написана неправда, где описывается женский взгляд, в смысле самооправдания, приятные бабью. Описание победного Совета в Филях у молодого Толстого, тогда классического подкаблучника, уж точно, неправда. Совет – это когда объединённые общей целью обустраивают коллективный разум, коллективный разум - это резко увеличенный умственный потенциал, и в этом состоянии повышенного интеллектуального потенциала Совет и находит победное решение, которое бы ни один из участников не смог бы найти в одиночестве. Если можешь в одиночестве, то зачем Совет? А то, что Толстой, будучи ярким индивидуалистом и почти всю жизнь, как следствие, анекдотичным подкаблучником, не сумел описать Совет, нисколько не удивительно. Отсутствие потребности в Совете есть только у маменькиных сынков, а потому не товарищей или, что то же самое, предателей. Вот у Кориолана такой потребности в Совете и не было. Поэтому его и называли предателем.
 
Отсутствие товарищей и не образование военного совета достаточные два признака.
 
Для дальнейшего разбора важно понимать смысл поведения Кориолана именно как управляемого маменькиного сынка. Чего хотела достичь маменька Кориолана, чего она, как следствие, сыну психоэнергетически диктовала, а он этому послушно следовал, определить легко. Это можно определить по тому, что делал Кориолан и чем это вообще кончилось. А кончилось всё тем, что маменька была возвеличена как спасительница нации, как благодетельница Рима. ПОД КОЗЫРЁК ВСЯ СЦЕНА Достичь этого для неё страстно желаемого положения ей удалось уничтожением своего сына – никак иначе прославления она бы достичь не смогла. Сына она уничтожила не так стандартно, как многие другие матери уничтожают, скажем, закопав своего младенцем ещё живым, и, чтобы при этом не кричал, бедненький, заткнув ему рот платочком с голубой каёмочкой – как то описано в «Мастере и Маргарите». В «Гамлете», помнится, тот же сектор реальной жизни: мать-королева пытается убить своего сына – но уже взрослого. Только за то убить, что он говорит правду, называет вещи своими именами. А мать Кориолана убивает сына даже без всякого говорения им правды. Сын полностью марионетка, полностью невменяем. А она всё равно его убивает. Мощная деталь. Очень важная для понимания женщин. БЛАГОДЕТЕЛЬНИЦА Не за правду убивала мать Гамлета, а просто она такая – нравится убивать. Слова правды от сына всего лишь делали проявления её скотства более рельефными.
 
Что и говорить, в случае Кориолана всё не так романтично, как в случае Гамлета. Гамлет ни много, ни мало король-жрец, товарищ, об отце вспоминает постоянно, а Кориолан – всего лишь командир спецназа, должность позволяющая быть индивидуалистом и об отце он не вспоминает. Мать Гамлета – натуральная королева, а мать Кориолана только жаждет к этому состоянию приблизиться. Можно назвать это одержимостью до жажды славы. Но в прямом бою она победить никого не может, слишком неадекватна, а если что и может, скажем, кого-нибудь пристрелить из-за угла, то не в том количестве, чтобы это хоть кого-то могло поразить. Но зато она, как мать, может заставить сына, но только в том случае, если сынок маменькин, то есть предатель, чтобы он по её указке безбашенно лез во всякую свалку. В результате он, если выживет, прославится и при отсутствии здоровой конкуренции, даже по уровню развития оставшись командиром небольшого спецназа, станет национальной достопримечательностью. Затем, столь же легко мать одним только своим желанием может сделать так, чтобы сын переметнулся к врагам, и во главе них пошёл на Рим. Вот тут-то для маменьки и настаёт звёздный час: если она убьёт сына или вынудит его умереть, или предать, то она станет национальной героиней, как бы спасительницей нации.
 
Казалось бы, ну и пусть убивает сына, чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало. В конце концов, сын её сам выбрал остаться маменькиным сынком. Даже так: чтобы остаться маменькиным сынком ему пришлось немало предавать принципы товарищества. Вот только если население Города не поймёт всей комбинации, и памятник мамаше воздвигнут, то будет плохо. Имея перед глазами подобный образец «совершенства», «совершенства», само собой, в кавычках, тупящие женщины Рима начнут ещё усиленней стараться сделать своих детей управляемыми имбецилами. Во что смотришься, в то и обращаешься.
 
Для развития нации необходимы здоровье и ясный разум граждан, поэтому неразоблачённая мамашка Кориолана не есть хорошо. Поскольку это – типаж, Шекспир, кроме главного вопроса, о котором речь ещё впереди, взялся и за разоблачение мамашки. БЛАГОДЕТЕЛЬНИЦА
 
История якобы великой матери, гордости загнивающей нации, и её маменькиного сынка – один из внутренних стержней «Кориолана», но не его фабула. Фабула – это последовательность внешних событий. Итак, в Риме и окрестностях наблюдается очередной взрыв злобы. Взрыв народной агрессии происходит всегда по одной и притом единственной причине: когда народ, предавший способность созерцать Триединство, надеждой нации начинает считать фальшивого деда, пустопорожнего морализатора, причинно-следственных связей не понимающего. Что-нибудь вроде этих двух. МИНЕНИЙ И НЕГР Или просто кого-то, батрачащего на свою дебильную семью.
 
Жреческое Триединство состоит из, понятно, трёх элементов: Деда, Девы и Ученика. Или Учеников – они же Герои. А вот если жреческого Триединства нет, или оно не во власти, то народ начинает поклоняться фальшивкам. Если народ будет поклоняться лже Деве, противоположности Девы – то внутри народа будет взрыв блядства, а если – фальшивому Деду, то вместо тяги к исследованиям будет взрыв агрессивности ко всему, что стимулирует умственное движение. Правда, уровень блядства, несколько снизится. Но это слабое утешение. Что лучше: бессмысленная гражданская война или уродующее всех блядство?
 
Итак, в Риме наблюдается взрыв агрессивности. Толпа, которой мил Минений Агриппа, бесится – вплоть до готовности убивать, разрушать, жечь, а повезёт - и вовсе начать гражданскую войну. Выдвигаемые лозунги, понятно, расходятся со словами толпы. На уровне лозунгов толпа требует хлеба. А на уровне разговоров между собой, что называется, в кулуарах, совсем другое, все веруют, что корень зла – в Кориолане. Дескать, убить его и всем станет хорошо. В этой пьесе Шекспира есть эпизод, который не попал в фильм. Кориолан говорит толпе: ваш хлеб украден восставшими вольсками, они разграбили шедшие в город транспорты. Вы можете принять участие в конфликте с вольсками, весь хлеб, который вы захватите у них в бою, – ваш. Учитывая вашу многочисленность, победить вольсков вам будет легче лёгкого. Как думаете, как поступает толпа, которая только что скандировала, что умирает от голода и ей срочно нужен хлеб? Да, толпа взяла, да и по-тихому разошлась по домам. Так что не хлеб или его отсутствие был причиной агрессивности, враньё одно. Причина – в созерцании толпой фальшивого Деда, вместо боготворения Истины. Кориолан – лишь точка приложения ненависти.
 
ЧТО ОН СДЕЛАЛ ТАКОГО, ЧТО ЕГО НАДО УБИТЬ? В самом деле, почему именно Кориолан стал точкой приложения ненависти толпы? ЧТО ОН СДЕЛАЛ ТАКОГО, ЧТО ЕГО НАДО УБИТЬ? Механизм прост. Вот кто-то живёт на виду, о нём легко собрать материал достаточный, чтобы понять его проблему. А через понимание запинающих его проблем, можно понять и собственные проблемы. Но осмысление закономерностей жизни предполагает умственный процесс. А толпа, как женщина, никаких умственных процессов не терпит – чуть с процессом соприкоснувшись, тут же впадает в бешенство. Именно по этому механизму и возникла ненависть к Кориолану: он, как израненный единоборец, толпе интересен, деталей своей жизни он не скрывает, собрать о нём достаточно материала для запуска умственного процесса легко – вот толпа и хочет его убить. Чтобы не было умственного процесса. Враг не Кориолан, как таковой, а умственный процесс. Поэтому, как бы ни пытался Кориолан угодить, сатисфакции толпа не получит и всё равно будет хотеть его или изгнать, или убить. Желание убить или изгнать утихло бы, если бы толпа научилась созерцать Триединство, то есть Истину.
 
То, что Кориолан просто рекордное учебное пособие, на котором можно понять некоторые законы бытия, подтверждается не только ненавистью к нему толпы, но ещё и тем, что именно его Шекспир выбрал в качества главного персонажа для своих психологических изысканий по Схеме «козья морда». Только Шекспир не толпа, умственного процесса не боится, реакции у него иные, вот мы и обрели шедевр под названием «Кориолан».
 
У всякой толпы короткая память. Вот показано, что толпа хочет убить Кориолана – якобы за то, что он не проявил к ней уважения во время выборов в консулы. Но это враньё, потому что толпа хотела убить Кориолана ещё на подходе к элеватору, ещё до начала выборов в консулы.
 
Может возникнуть вопрос: а чего это толпа между двумя волнами жажды убийства при встрече с Кориоланом, таки избрала его в консулы? Толпа временно стала своей противоположностью? Или, может, не было никакого спада в жажде убийства? Точно: спада не было. Просто толпа как баба, за спиной ненавидит, выкрикивает всякие непристойности, а поставь бабу перед собой, задай пару прямых вопросов, вот она уже в штаны навалила, угодливо улыбается. Но стоит отвернуться – опять заходится в открытых формах ненависти.
 
Толпа кроме тех, кто может быть учебным пособием, ненавидит так же и всякого честного – ибо честный, как правило, одним только своим присутствием запускает у окружающих умственный процесс. А к Минению толпа относится весьма снисходительно. Зритель, верно, это заметил. Значит, Минений только носит маску доброжелательного, а на самом деле, нечестный и скрытный – проще говоря, кривляка. Но нечестный, он же человек с не исповеданными, грязными тайнами, не может быть другом, не может быть товарищем. Отсюда следует, что Минений Кориолану не друг, Кориолана предавал и предаёт. Но Минений предаёт не только своего, с позволения сказать, «друга» Кориолана, но и саму толпу тоже. Проще говоря, кумир толпы – её предатель. Нельзя сказать, что ситуация в истории хоть сколько-то новая.
 
Есть и ещё нюанс: Минений, как любимец толпы, – опытный политик тёмного типа. А политик тёмного типа верует, что при пароксизме буйства толпы, единственный способ лично уцелеть – это кого-нибудь принести толпе в жертву. А то сам пострадаешь. А Минений нисколько не страдает.
 
Но Кориолан отнюдь не невинная жертва жестокого мира: предатели предают только себе подобных, то есть предателей – а не предавай сам и не будешь считать предателя вроде Минения своим другом и благожелательно к тебе относящимся.
 
Итак, предатель Минений, плюс предатель-толпа, плюс предатель Кориолан, плюс предатель-мать. Чтобы найти в этом тёмном царстве луч света, надо окружение Кориолана прежде систематизировать. Свести в Систему. Легко убедиться, что всё окружение Кориолана состоит из предателей и его предают. ЗВЕЗДА Все. Псевдо отец, псевдо мать, псевдо жена, псевдо сын и псевдо друзья.
 
Мать Кориолана – убийца собственного сына. В пару к матери – псевдо отец. ЭПИЗОД В фильме нет, а у Шекспира есть пара мест, в которых говорится, что Минений для Кориолана – заменитель отца. Псевдо отец Минений легко Кориолана утопит, если по его трупу надо будет реку перейти – не замочив ног. Типичный политик с натренированными приятными манерами периода не жреческой власти.  А жена Кориолана кто? А у Шекспира о жене Кориолана сказано яснее ясного. МОЛЧУНЬЯ Исчерпывающая характеристика для тех, кто понимает, как это всё устроено. Жена Кориолана относится к тому типу женщин, вспоминая о которых, говорят, что возможно, и можно найти женщину, у которой нет ни одного любовника, но невозможно найти женщину, у которой был бы только один любовник. О типаже женщин-молчуний, если вспоминать только классику научной психологии, можно почитать у Отто Вейнингера. Этот тип он называет «немыми», хотя, формально рассуждая, язык у них ещё не вырван, слова они говорить могут. Но они немы, они – молчуньи. Худший тип женщин.  Рекордные предательницы с рекордными омерзительными тайнами.
 
Весьма вероятно, что и ребёнок у жены Кориолана не от мужа. Темы левых детей Шекспир вскользь касался ещё в первой своей пьесе «Тит Андроник», в которой императрица из готов, которая в Риме вела регулярную половую жизнь с мужем-императором и параллельно нерегулярную ещё и с негром, родила, однако, негритёнка – получается, от негра. Изменяющая жена бессознательно лишает потомства того, который позволяет ей быть шлюхой. Муж об изменах жены желает узнать последним, окружающие же никогда не упускают возможности поиздеваться, вот мужу они постоянно и напоминают о левом ребёнке издевательскими формулами вроде: «твой сын», «твоё наследие», «уши нелепые, как у тебя», «весь в тебя». Рогоносцу нравиться, потому что всякий раз, когда ему напоминают о сыне, напоминающий начинает считать его придурком с особенной силой. Рогоносцу это очень приятно, потому что он с детства любит эту комбинацию: мама считает его придурком, она торчит, ей хорошо – значит, хорошо и ему. Точно такое же насмеяние в виде напоминания о происхождении ребёнка и проделывается в присутствии Кориолана. ТВОЙ
 
Человек, у которого нет товарищей, который не входит в товарищескую пятёрку, как бы он ни фантазировал, не сможет воспитать из своего сына мужчину, товарища. Следовательно, сын будет предателем, по условию жизни при маменьке – маменькиным сынком. В возрасте этого ребёнка, то есть 11 лет, Александр Суворов, тоже сын военного, играя в солдатики, уже вёл настолько сложные военно-тактические игры, что заезжий в дом Суворовых генерал, посмотрев, как тот играет, сначала долго с ребёнком разговаривал, а потом признался, что у мальчика есть чему поучиться даже ему, генералу. А этот сын молчуньи, и внук одержимой, явно не Александр Суворов – что закономерно. И вообще очень хорошо подобрали мальчика на эту роль – внешне ни дать ни взять ангелочек. Такой вид бывает у законченных подлецов и предателей. Само собой, после воспитания такой бабушкой за право быть знаменосцем любую подлость учинит.
 
Но не стоит полагать, ни жену Кориолана, ни его сына какими-то особенно неблагодарными скотами. Да, они скоты, да неблагодарные, но ни жене, ни сыну быть благодарными Кориолану не за что. Кориолан нисколько не помогал ни жене стать человеком, ни сыну. Ведь благодарным по-настоящему можно быть только за выпрямление пути духа, за жреческую помощь. Опыт тысячелетий: ни за что иное благодарными не бывают, хоть золотом засыпь, хоть привилегиями. Я ПОДАРИЛ ТЕБЕ ЕГИПЕТ У жены Кориолана не было настоящего мужа, а у сына Кориолана – настоящего отца.
 
Ну, и последний луч перевёрнутой звезды – псевдо друзья-товарищи. Скажем, соратники по оружию. Прежде всего, Тит, из аристократов. Тит, соратник по оружию, помнится, не вошёл в город Кориолы, чтобы прикрыть спину Кориолану. Это – явно нетоварищеские отношения. ЭПИЗОД  И опять: Кориолан не жертва. Ни Тит не друг Кориолану, ни Кориолан – Титу. Кориолан – Козья морда.
 
Ну, и как так получается, что у человека вроде Кориолана такое окружение, всё сплошь из предателей? Сплошь. Хотя всё могло бы быть иначе, вместо псевдо отца – настоящий Учитель, вместо псевдо жены – верная спутница и даже дева, вместо псевдо друзей – настоящие товарищи.
 
Окружение этого типа Кориолан выбрал себе сам, пальцем не пошевелил, чтобы заменить его на более здоровое. «Заменить на более здоровое окружение» всё равно, что пройти жреческое посвящение. Жреческое посвящение непременно приводит к замене предательского окружения, обязательного для маменькиного сынка, к замене на товарищей. ЗВЕЗДА Понимание, что не мир вокруг скверен, как то внушают маменьки, а сам притягиваешь всё это по принципу «подобное к подобному» есть часть познания мира как Системы.
 
Окружение Кориолана – следствие не проделанной им умственной работы. Вот маменькому сынишке маменька внушает, что она – само совершенство, соответственно, все вокруг – хуже неё, проще говоря, плохие. Умственная работа среднестатистического человека состоит в том, чтобы сообразить, что, как правило, отец, как работник, лучше матери – а, значит, мамашки в отношении отцов врут. Если этого не сообразить по отношению к отцу, то подражать ему не будешь и в чём, как следствие, вообще останешься безруким. Следующий шаг в умственном развитии СТРЕЛКА НА КОЗЬЕЙ МОРДЕ, в общем случае, сообразить, кто есть мать – на самом деле. В понимание входит и осмысление основательности предположения, что тебя она зачала не от папы. С этой ступенью Кориолан уже не справился совсем – в смысле до того, как оказался в чистом поле весь порезанный в финале. Не справился – потому и остался марионеткой матери.
 
А вот если бы Кориолан сообразить это смог, то следующая ступень в осмыслении мира, как Системы – продолжить ту обобщающую мысль, что не только женщины возраста его матери такие все, но что такие же все и женщины последующих поколений, в частности, возраста его жены. Вот если не разоблачить и свою жену тоже, как дешевую блядушку, если считать, как типичный подкаблучник, что тебе с женой ещё повезло, то в сознании будет перевёртыш: раз хороша типичная дерьмовочка, то отвратительна дева. А за этот перевёртыш расплата та, что не сможешь организовать Триединство, в котором будешь Дедом. Учеников, в полном смысле этого слова, у тебя не будет. Вот Кориолан подчинённых по спецназу и не смог обучить мастерству боя. А высшим, поскольку не Ученик, и сам не владел.
 
Немаловажный луч перевёрнутой звезды – сын. Уже в первой своей пьесе Шекспир показал, как верховный жрец Тит Андроник относился к своим сыновьям. Тит не делал никакого различия между своими биологическими сыновьями, и, скажем, подчинёнными ему солдатами. Сын провинился, и жреческие интересы войска требуют казни провинившегося? Значит, виновный будет казнён, даже если это твой сын. УБИЛ СВОЕГО СЫНА Так к своим биологическим детям относятся все верховные жрецы, так относился первосвященник Тит, так относился и Сталин. Сталин всё свои личные средства, а они были огромными – за счёт гонораров за книги, которые издавали по всему миру, отдавал на выплату Сталинских премий учёным и писателям. После смерти Сталина выяснилось, что только что у него и было, что две пары валенок, да две пары ботинок, – это, надо полагать, отошло к государству, а вот биологическим детям Сталин не оставил ничего больше того, что оставил каждому в стране рабочему или учёному.
 
А вот козья морда относится к своим детям иначе – и все козьи морды одинаково. Своего сына, кстати сказать, с огромной степенью вероятности, зачатого не от него, он выделяет, считает чем-то в его жизни особенным. На практике, в оправдание, считает его намного лучше, чем он есть на самом деле. Это не от чрезмерного внимания, а, наоборот, от самооправданий себя: если веровать, что сын особенный, то, значит, ты якобы состоялся как отец, значит, не влачишь типичного жалкого существования козьей морды.  Как следствие, такой не желающий признать себя Козьей мордой, не в состоянии быть руководителем добровольной пятёрки – ибо он не справедлив. А попробует образовать пятёрку, а всякая пятёрка непременно основана на справедливости, – от него, как от фальшивки, разбегутся. Чадолюбец всегда несправедлив. Или так: чадолюбец всегда Козья морда, а Козья морда всегда несправедлива. А ещё Козья морда не в состоянии организовать Совет – что мы по Кориолану и видим – Совета он не обустраивал нигде. Луч с сыном-учеником – это когда ты командир пятёрки. А начинается, естественно, когда ты в пятёрке рядовой.
 
КРУПНО ЛУЧ ЗВЕЗДЫ С ПСЕВДОДРУГОМ Не разоблачив фальшивого друга, если с фальшивым другом тебе терпимо, то, значит, вообще ещё не познал, что это такое – интересно. Интересно что-то делать, что-нибудь исследовать, где-нибудь побеждать. А значит, не сможешь сделать следующего шага в разоблачении в отце псевдоотца, разоблачение в нём предателя, Козьей морды, мозгов на это вне пятёрки не хватит, а за это не разоблачение псевдо отца расплатишься неспособностью войти в Триединство в качестве ученика – по причине неприятия Деда Триединства. Всё! Круг Козьей морды замкнулся!
 
И круг этот в каком-то смысле вовсе не круг – а раскручивающаяся в пространстве и времени спираль.
 
Жадный всегда угодничает перед бабой. По фильму не видно, а в тексте Шекспира есть – Кориолан весь в золоте, добытом во время войн. Вообще надо учитывать, что режиссёром был тот, кто и играл Кориолана, себя с ним отождествлял, а, следовательно, показывал несколько более благородным, чем то есть у Шекспира. В частности, в фильме нигде не видно, чтобы Кориолан угодничал перед бабой в привычных формах. Видно только, что Кориолан угодничает в форме НЕпривычной. Иногда этот тип для простоты называют садистами. Не самый распространённый тип: не во всяком классе есть ребёнок, который из удовольствия убивает кошек. Кориолан относится к этому редкому типу. К примеру, в Кориолах он убивал просто жителей, невооружённых. Детей тоже убивал. Этот не самый распространённый типаж мужского рода получается в том случае, когда ребёнок вырос в семье, в которой отец, действительно, более дегенеративен, чем мать. В быту часто говорят о подобной семье, что мать умнее отца. На самом деле, мать – типичная, в умственном отношении такая же, как все, а вот отец, действительно, более тупой, чем мать. Тупость не с полки падает, она – следствие и расплата за повышенный уровень предательств, совершённых начиная с детства. В семье, в которой муж ещё тупее жены, жена вообще нисколько не считается с мужем, вытирает ноги конкретно и о мужа и о сына, а папочка вместо того, чтобы развиваться, изображает из себя жертву, и гладит сыночка по головке. В результате и вырастает такое вот, как Кориолан, упердёжище: жреческими делами интересоваться ему не по росту, любовь к золоту не достигает смешных форм, потому что женщины его интересуют скорее как объект мести за не сложившуюся жизнь, вот он и ищет такую работу, на которой он бы мог реализовать свои садистские наклонности. Кориолан вот пошёл на работу, на которой можно убивать, делал это со смаком, как показано в фильме, он мочит не только военных, но и гражданских. Не только мужчин, но и женщин и детей. Отчасти по тому же садистскому мотиву Кориолан лаялся и с римской толпой.
 
Это – получающие удовольствие от чужих мучений, тип Кориолана, сына из семьи, в которой отец был намного тупее матери или намного её младше. Вариант – был примаком, то есть был в полной экономической зависимости от жены.
 
А женщины, позволяющие себе связываться с мужеского пола намного себя младше, с примаками, или с намного себя тупее – дерьмо ещё то. И это как раз типаж матери Кориолана.
 
Такое вот у Шекспира зрелое описание Кориолана, не достигшего ни уровня «товарищ», ни уровня «консул». С применением схемы «Козья морда» можно столь же отчётливо описать из толпы любого. КОЗЬЯ МОРДА. НА ПРОСВЕТ ПОКАЗАТЬ ИДУЩИХ БУНТОВАТЬ К ЭЛЕВАТОРУ Но Шекспир в «Кориолане» из всего многообразия возможных персонажей взялся  рассмотреть предполагаемого героя войны. Вернее, того, кого ошибочно можно назвать героем войны. Взялся разоблачить псевдо героя. Разоблачён или нет псевдо герой очень важно. Если бы Кориолан не предал Рим и не перешёл на сторону вольсков, просто не успел бы перейти, очень может быть, что ему в Риме поставили бы памятник, заставили бы школьников этот памятник созерцать, созерцать – это смотреть с удовольствием, и из школьников бы выросли совсем предатели и вообще неудачники.
 
Скорее всего, во времена Шекспира у него на родине уже стояли подобные памятники, которые во имя интересов народа следовало если уж не снести, то сопроводить поясняющими табличками. Чтобы понять Шекспира, а понимать гения полезно во всём и всегда, можно рассмотреть какой-нибудь современный аналог вредного для потомков памятника. В современной России есть целая серия аналогичных памятников, которые посвящены вору, даже вору и бабнику, но о котором народу, пользуясь его не знанием Шекспира, говорят, что это герой. ВИД ОТ ЯИЦ ТАК ЧТО НЕ ПОНЯТНО КОМУ А раз герой, то и образец для подражания. Уверует в это народ, и в стране станет душно от коррупционеров, воров, блядей и тому подобного.
 
Речь, как многие уже догадались, идёт о маршале Жукове. Ну, в провинции, конечно, ещё можно найти немало таких граждан, которые даже не слышали о том, что в научном обороте есть опись краденого Жуковым в оккупированной Германии. Список составлен во время обыска у Жукова на даче. Количество награбленных в Германии предметов потрясает. Одних аккордеонов сто штук, другого, вроде сервизов и ковров, ещё больше. Склад на даче пополнялся вагонами и эшелонами.
 
Лучше бы ему, козлине, памятник из сотен этих сервизов устроили. КОЗЁЛ ВО ГЛАВЕ БАРАНОВ КЛИП?
 
Жуков такой же, как и Кориолан, но более определён фактологией. Отец Жукова был подкидышем и воспитывался одинокой женщиной, то есть безотцовщина в крайней его форме, вот у него и были все условия вырасти законченной бабой. А у его сына, вернее, его воспитанника, в смысле у самого Жукова – были все условия вырасти тем, кем Жуков и вырос: получавшим удовольствие от жестокостей и блядуном, а раз блядуном, то и вором, предателем. Крайние случаи подобного типажа в массовых армиях мобилизационного типа очень нужны для того, чтобы перегонять в нужном направлении ему подобных подкаблучников. Перегонять низкопробные части, как правило, пехоту. КОЗЛА ВО ГЛАВЕ БАРАНОВ ПОКАЗЫВАТЬ НЕ НАДО
 
Интересен мотив, по которому, когда советская власть была свергнута, и установлена власть воров, то повсюду стали ставить памятники Жукову. Можно подумать, что у казнокрадов и коррупционеров есть что-то святое, раз памятники ставят на тему Войны – пусть и на чужие деньги. Но если бы эти избранники народа относились к Войне действительно благоговейно, а благоговеть можно только перед восстановленной в стрессовой ситуации войны Истиной, то, уж точно, казнокрады должны были прочесть, по меньшей мере, сотни томов военных мемуаров каждый. На самом деле, есть подозрение, что они не прочли ни одного тома.
 
Так что не Героям, они же разведчики Истины, потому как способны задаться вопросом, российские воры ставили памятники в виде пресловутого маршала Жукова. Настоящий мотив иной. Если поставить памятник вору, а по телевиденью внушать, что, ну, очень благородно персонажа памятника почитать, то народ начнёт благоговейней относиться ко всем ворам вообще, а к ворующему губернатору, который поставил памятник, в особенности. Таким образом, как только над высокопоставленным вором сгущаются тучи, возникает угроза, что народ хоть на краткий миг очнётся и ворующего наместника сбросит, а то и вовсе его посадит, то этот вор торопливо ставит памятник Жукову. Плюс финансирует кампанию не только по возвеличиванию вора Жукова, но и по оклеветыванию аскета Сталина тоже.
 
Даты постановок памятников говорят сами за себя: в Москве Ельцин поставил памятник Жукову в 1995 году, в Курске местный губернатор установил памятник Жукову в 2000 году и так десятки городов с весьма интересными датами. Интересно не то, что народ безмолвствовал, что с него возьмёшь, с народа-то, интересно то, что промолчали ветераны войны. Со стороны участников Войны это ж натуральное предательство героев Великой Отечественной! Но что можно было ожидать от этих участников, которые допустили предательство Сталинграда в виде его переименования? А чтобы предать героев Сталинграда и их подвиг, надо было прежде совершить ещё какое-то другое предательство, помельче.
 
По поводу так называемых участников войны надо учитывать следующее. ЛУСПЕКАЕВ ВЕТЕРАН Тогда, когда их насильно оторвали от бабьей юбки, и загнали в окопы, они были одни, а потом, когда после демобилизации добровольно залезли под каблук, как Кориолан – стали совсем другие. ЛУСПЕКАЕВ ВЕТЕРАН Того, кто стоит рядом с награждённым ветераном, кто, по сути, спровоцировал ветерана на сокровенные слова, вы верно, узнали. Это знаменитый Луспекаев, актер, который играл Таможенника в «Белом солнце пустыни». КЛИП СТРЕЛЬБА ТЫ МЕНЯ ЗНАЕШЬ ЗА ДЕРЖАВУ ОБИДНО.
 
Итак, Жуков и Кориолан – близкие копии, а если чем и отличаются, то только типажом маменек. Мамутер Жукова была из деревни, для неё главным - было устроить в доме склад из невостребованных вещей, а у Кориолана мать – столичная штучка, возможно, патрицианка, ей хотелось быть в почёте, вот сын Жуковой воровал без оглядки, что его снимут, а Кориолан, как написано у Шекспира, брал только принятую часть и лишку не брал. Иначе в консулы не берут. Мамутеры чуть разные, вот Жуков ещё и грабил как немецкие генералы, а Кориолан брал только свою долю.
 
Теперь сосредоточимся на Кориолане, чтобы разобраться, а чего это он так ненавидел толпу? Оттого, что уклоняющиеся от фронта воняют? Себя бы понюхал. Но причина есть. Чрезвычайно важная тема для понимания жизни вообще. И понять её только и можно, что с учётом схемы «Козья морда».
 
Власть бывает двух типов: когда верховный властитель того же типа, что и Гамлет, то есть король-жрец, или, наоборот, когда верховный властитель до этого уровня развития не дотянул. Разница огромная. Король-жрец будет подымать во власть товарищей, в результате чего государство станет весьма эффективным, расцветут науки и искусства и так далее. Но вот если во власти, за неимением короля-жреца, встанет просто король, то товарищей в высших эшелонах власти не станет. Механизм тому крайне простой. Описывается принципом «подобное к подобному».
 
Вот, скажем, ссыкушка лет 14-ти намыливается стать дыркой, левой дыркой. Вот она оказывается в компании с другими 14-летними, которые, в общем-то, не лучше неё, но ещё не успели намылиться. Намылившейся с не намылившимися будет дискомфортно, плохо. Они будут обличать намылившуюся как блядь, одним только своим присутствием. Намылившейся бы пересмотреть те внушённые маменькой взгляды на жизнь, которые подталкивают к сильно убыточному для неё продырявливанию, но вместо этого она, как подорванная, начинает носиться, чтобы найти общество тех, кто ещё хуже неё, кто успел реализоваться раньше неё. Скажем, вся изойдёт мечтаниями о кабаках, в которых, понятно, водятся только бляди. Подобное к подобному.
 
У мужчин картина, понятно, не лучше. В нашем фильме «Херхор» мы уже рассказывали о сыне всем известной в одном из подмосковных городков шлюхи, который вырос весьма адекватным, крупным предпринимателем, сравнительно, понятно, адекватным, всё-таки не король-жрец. В том же «Херхоре» рассказывали и о другом сыне, наоборот, из семьи весьма визуально приличных родителей, мать которого была НЕ разоблачена. Городок понятно, тот же. Вот сын этих вообще неразоблачённых родителей и не мог работать в коллективе. В результате рылся на помойках. Всё просто: среднестатистический гражданин хоть какие-то признал о своей матери реальные детали, а помоечник считал маму самим совершенством, лучшей в городе – то есть реальность отринул, поверил в мамкино враньё об её исключительности, вот с коллективом и не совмещался, от него бежал, как намылившаяся от не намылившихся.
 
Что до королей, то у них, как и у всех людей вообще, есть ощущение Структуры. Нельзя подыматься выше, чем тебе по твоему уровню развития дозволено принципом справедливости. Нельзя быть самозваным королём – но становятся. И такому, не доросшему королю рядом с теми, кто дорос быть, скажем, министром, будет плохо. Ведь они соответствуют своему месту, а он – не соответствует, вот он и намылится заменить достойных министров на недостойных – таких же самозванцев, как он сам. И так дальше вниз по иерархии. В результате, ситуация в государстве при самозваном короле, даже если он был выбран под одобрительный визг толпы, будет сильно отличаться от ситуации при короле-жреце. При короле-жреце благородные люди будут выцежены наверх, а при обычном короле будут вытеснены вниз. При обычном короле будет так: хотеть будут как лучше, а получаться будет как всегда.
Мы видим, что во времена Кориолана власть в Риме была обычная, то есть представляла из себя говённую иерархию из несоответствующих своим должностям. Соответственно, довлеющие к истине, естественности и жречеству оказались вытеснены вниз, в среду плебса – только в социальном, понятно, смысле. Встретившись с таким благородным, Кориолан впадёт в ненависть. Вот если бы Кориолан жил в эпоху короля-жреца, то логики все были бы выцежены в высшие эшелоны власти, соответственно, среди народа они бы практически не встречались – и Кориолан бы благоволил к народу, даже если бы он, народ, вонял в 3 раза сильнее. Зато ненавидел бы власть – втайне, понятно.
 
Спрос на типаж Кориолана есть при любом типе власти – население всегда изобилует маменькиными сынками, которые подчиняться желают только тётенькам или рекордно тупым маменькиным сынкам. ОНИ ВСПОМИНАЮТ О НЁМ ПЕРЕД ЕДОЙ ВО ВРЕМЯ И ПОСЛЕ.
 
Таким образом, Кориолан ненавидит вовсе не основной состав народа, ему аналогичный, то есть маменькиных сынков и шлюх, а ненавидит рассеянных в народе благородных – другое дело, что ума Кориолану не хватает осмыслить структуру плебса в период не жреческой власти и сформулировать для себя, кого же он, собственно, ненавидит. Вот Кориолан и ненавидит весь народ подряд, что смешно. Контакт Кориолана с благородным, вернее, с благородной показан. ЖЕНЩИНА Шекспир уже в самых первых своих произведениях являл нам Триединство как Центр Событий, и действительно, Триединство – самый интересный из всех объектов, и было бы странно, если бы хоть в каком-то из своих произведений Шекспир не дал нам возможности Триединством полюбоваться – хотя бы краешком глаза. Но эта встреча на рынке – лишь штрих контакта Кориолана с жреческим организмом.
 
Строго говоря, на рынке, по тексту Шекспира, Кориолан встретил из элиты не женщину, а мужчину. У Шекспира именно мужчина сказал Кориолану эти слова, вернее, описал жизнь Кориолана точно, назвав вещи своими именами.
 
Но некоторый смысл в изменении пола краткого собеседника из числа собственно людей, то есть владеющих хоть сколько-то верным описанием мира, есть. Это понятно из последнего в жизни Кориолана эпизода. ЗА ЭТО И УМРЁШЬ.
 
Интересная ситуация. Кориолан получил несколько ножевых ранений. Всем известно, что раны, нанесённые холодным оружием, сравнительно с пулевыми, относительно лёгкие, намного легче заживают. Отчётливо показано, что по телу Кориолана ножами лишь чиркали, царапины, не более – хоть и большие. То есть, Кориолан вполне может продолжить бой. Однако он бой прекращает. Вдруг начавший улыбаться Авфидий, казалось бы, ни с того ни сего начавший улыбаться, спокойно приближается к боеспособному ещё Кориолану, приближается, не боясь получить удар ножом – и с улыбкой Кориолана убивает. Не добивает, ведь легкораненый не более чем легко раненный, а убивает. Ну, и чего это, во-первых, Кориолан, порезав троих, практически боеспособный, прекратил бой, а во-вторых, чего это Авфидий стал счастливо улыбаться, даже по-отечески улыбаться – что видно из того, насколько бережно Авфидий опускает на землю тело Кориолана? Совсем как отец. Даже, как жрец?
 
Резкое изменение настроя всех участвующих лиц говорит о состоявшемся озарении, которое нисходит вследствие образования Триединства. А для образования Триединства необходимо, чтобы кто-то, а именно Ученик, задался вопросом – о Структуре. Если он, Ученик, задался вопросом верно, в должном масштабе, то остальные посвящённые реагируют – непроизвольно. Вопрос, которым, скорее всего, задался Кориолан следующий: а чего это в городе Кориолы я так легко поубивал столь огромное число вольсков, а чего это сейчас они в гораздо меньшем числе меня режут? Да и не режут, а так, наносят декоративные царапины. Что это такое происходит?
 
Тут Кориолан, находясь в чистом поле и в окружении только воинов, плюс, скорее всего, впавший в некоторую скромность после того как он был вторично назван предателем, и должен был сообразить, что тогда, в Кориолах, мать хотела, чтобы он истреблял гражданское население вольсков, ну, и военных тоже, вот он послушно и суетился, истребляя гражданских, включая женщин и детей. А сейчас она, наоборот, хочет его смерти. Отсюда и резкое падение результативности его суетливого поведения. Мать с такими предательскими желаниями не может быть объектом ни созерцания, ни преданности, а ему просто позорно и дальше быть её марионеткой. На таком прозрении о тайной жизни матери, как следствие, и о своём собственном жалком пребывании в Козьей морде, и происходит очистка луча, необходимого для проникновения в Триединство. При очистке именно этого луча, в котором собирается мусор, мешающий связи с Девой, находящейся при Деде, Гамлет начинает не страдать, как то сделал бы чмошник, а хохотать. ХОХОТ. А Кориолан, сообразив практически то же, что и Гамлет, бой останавливает. Мамашка, оказывается, хотела, чтобы я постоянно суетился – на-коси теперь, выкуси.
 
Если выражаться ещё точнее, то прозревший Кориолан не стал валить вину, что он – Козья морда, на мать, дескать, хитрая, ужасная и необоримо могучая, а решил подрасти сам, вот и задался вопросом о Структуре вообще – как это всё устроено и куда надо идти, чтобы из этой задницы выбраться. Что именно в жизни надо изменить? Для начала Кориолан изменил бой – из области телесной перенёс его в область жреческую.
 
Перестав заблуждаться о намерениях матери – обычной столичной штучке с жаждой быть фальшивым консулом, видимо, достаточно точно назвав вещи своими именами, Кориолан тем самым освободил пространство для восшествия в него Девы. ЗВЕЗДА МАТЬ РАСТВОРЯЕТСЯ ПОЯВЛЯЕТСЯ ПРОФИЛЬ ДЕВЫ ИЗ ТРИЕДИНСТВА С АВФИНИЕМ Или, что то же самое, приготовил себя к вызволению в Ученика.
 
Пьеса «Кориолан» для Шекспира не первая, ко времени её написания Шекспир уже создал немало произведений с Триединством, как Центром событий, и не только с Триединством, но и со всем жреческим организмом, поэтому совершенно справедливо расценил, что для постоянных его зрителей Деву этой ситуации расписывать в подробностях нужды уже нет. Хотя Дева визуально не показана, но она присутствует психоэнергетически, и она, понятно, из того Триединства, в которое Кориолан на наших глазах проникает как Ученик. Эта Дева Авфидия и знала, и уважала. Вообще говоря, теоретически не исключено, что это та самая женщина с рынка. Но подчеркнём, знавшая Авфидия и на него ориентированная. Но кто бы ни была Дева, её Кориолан должен был прежде хотя бы видеть, хотя вовсе не обязательно именно на рынке. Вспомнил о ней Кориолан, освободившись от мусора в виде искривлявшейся мамашки – и тем с Девой соединился минимум в Совет, но, в сущности, в Триединство. НЕ ПОСЛУЖИЛ.
 
Повторимся: то, что Кориолан односторонне остановил бой, означает, что он в состоянии резко возросшего умственного потенциала наконец-то сообразил, что он, убивая вольсков, в том числе и безоружных, служил вовсе не Родине, а только похотям маменьки, сообразил, что права убивать вольсков и дальше, права он не имеет. И легкораненый Кориолан, зная, что ситуация чревата его смертью, бой прекращает. Желание проникновения в Триединство сильнее страха смерти. Индикатор, что порвал зависимость от маменьки и освободил пространство для Девы.
 
Принцип Триединства таков, что в нём резко возрастают в понимании все участвующие элементы. Что-то очень масштабное должен был сообразить и Авфидий. И возрасти, очевидно, как Дед. В «Кориолане» очень отчётливо показано, что Авфидий действовал как дед с самого начала. Начиная с последней серии военных конфликтов с Римом. Или даже раньше. Вот очень интересная фраза Авфидия. ЗА НАШ СЧЁТ И ещё раз. ЗА НАШ СЧЁТ. Но и без этой фразы бросаются в глаза странные перипетии боя в Кориолах. Вот сейчас взорвётся автобус. ВЗРЫВ Автобус взорвался, все бойцы римского спецназа лежат контуженные, казалось бы, вот сейчас бы появиться вольскам и перебить всех римлян, пока они беспомощны. Но вольски каким-то чудесным образом не появляются – хотя находятся в двух шагах и всё видят. То есть вольски создают все условия римлянам выжить и продолжить бой. За это расплачиваются потерями своих бойцов. Такой вот массовый героизм вольсков ценой собственной жизни –  во имя появления Ученика.
 
Есть и ещё очень интересный момент – а именно странный интерес Кориолана к уборщику, символу социального низа. ЭПИЗОД С ОПИСАНИЕМ БОЯ В КОРИОЛАХ Но почему Кориолан ушёл с заседания Сената? Понятно, чтобы не слушать рассказ об удивительных событиях, случившихся с ним в Кориолах. Впопыхах можно подумать, что ушёл из скромности, как то сам Кориолан и сказал. Но скромность – это приобретённое качество того рода, которое не утрачивается ни при каких обстоятельствах. А вот, пожалуйста, обстоятельства, в которых Кориолан начинает хвастать самым беззастенчивым образом. МАЛЬЧИК Значит, Кориолан ушёл с заседания Сената не из скромности. Он не захотел слушать описание своей удивительной неуязвимости в Кориолах. Ведь послушать в Сенате – значит, худо-бедно оказаться в коллективном разуме, как следствие, сообразить, что в Кориолах вольски его подводили к посвящению. А он, как законченный скот, их убивал. Вот Кориолан, чтобы убежать от умственного процесса, и бежит из Сената и сосредотачивает своё внимание на уборщике. Во что смотришься, в то и обращаешься. У Кориолана уровень интеллекта при сосредоточении на уборщике должен был резко упасть. Коротко говоря, на подсознании Кориолан уже понял, что в Кориолах с ним произошло нечто необычное, что немало вольсков шли на смертный подвиг, тем сохраняя Кориолану жизнь, но на сознание это понимание Кориолан переводить, не хочет. Жена будет недовольна, да и мамашка тоже. Словом, всё его окружение из Козьей морды. Итак, чтобы не допустить умственный процесс, Кориолан и бежит к уборщику.
 
На всё и всегда есть три точки зрения: холуйская, господская и жреческая. Все знают о господских критериях войны, о том, почему ту или иную войну господа считают выигранной. С точки зрения господской выиграна та война, которая приносит выгоду экономическую и политическую. А что такое победа в войне с точки зрения жреческой? А с точки зрения жреческой выиграна та война, которая, один из вариантов, приводит к образованию Триединства, по сути, к восстановлению утраченной Истины. Вариант победы – инициация короля-жреца, Деда – с очень большой буквы. Военные действия, угрожающие жизни – это как благоговейное пребывание в священных горах, от этого благоговейного пребывания в человеке обостряется самое главное.
 
Можно сказать и так: победитель в войне тот, кто задался вопросом о Структуре. Причём задался так, как надо задаться, в нужном масштабе. В таком случае, с точки зрения жреческой, Кориолан в той войне победитель – и её завершитель: он задался вопросом, это привело к образованию Триединства – и произошло посвящение Авфидия в короля-жреца. В таком случае, нисколько не удивительно, что по Шекспиру вольски Кориолана хоронят с максимальными почестями. Вот только что Кориолана все считали предателем, и это была правда, и римляне называли, и вольски – а вот уже Кориолана хоронят как героя, причём кто – вольски! ОГРОМНЫЙ ВРЕД ПРИНЁС Я ВОЛЬСКАМ?? Это по экранизации, которая несколько уклоняется от Шекспира, всё заканчивается этим. КОРИОЛАНА КИДАЮТ А по Шекспиру, как уже было сказано, всё кончается, по сути, коленопреклонением перед прошедшим посвящение Кориоланом. Режиссёр, видимо, что-то недопонял. За неимением дельной экранизации «Кориолана», сцену почестей пошедшему на подвиг Кориолану придётся взять из «Гамлета». А ДАЛЬШЕ ТИШИНА И ДАЛЬШЕ ВМЕСТЕ С ВОРОТАМИ
 
Но тризны достойны и те бойцы из вольсков, которые подставились в Кориолах. ТРУПЫ ИЗ ТИТА? И другого пути не было, ведь далеко не каждый согласен стать Учеником – а путь того, кто согласен, приходится очень сложно обставлять. Ему надо обустроить как бы ловушку. Ведь обычно расклад такой: обозначится у кандидата в Ученики контакт с дедом, и, чтобы не состояться как Ученик, чтобы по-бабьи не принять участия в умственном процессе, он тут же бежит к бабе – отупляться. Во что смотришься в то и обращаешься. Очень часто при этом скоропостижно женятся. В случае с Кориоланом его ещё надо было сделать в Риме заметным человеком, ведь это позволяло сделать так, чтобы его после изгнания из Города не пустили бы в него обратно. Ведь  если бы незаметного горожанина изгнали бы из Города с одной стороны – то он свободно мог бы, под другим именем, вернуться в него с другой стороны – и никто этого не заметил бы. А при известности такой, как у Кориолана, его в город, к привычным для него бабам, не пустили бы. Ведь как поступают так называемые мужчины? Чуть усиление умственного процесса - бегут к своим бабам, несмотря на то, что бабы эти их откровеннейшим образом предали. Ведь ни одна же из баб Кориолана не отправилась же с ним в изгнание?!..
 
Но сделать в Риме известным, а потом из города изгнать, чтобы обратно к бабам не пустили, сделать его 100%-м Изгнанником, ещё полдела. Надо ещё сделать так, чтобы потенциальный Ученик задался вопросом такого масштаба, который бы ему был пропуском в Триединство. Судя по обстоятельствам «Кориолана», приходится иной раз немало героев положить, чтобы это обустроить.
 
Как мы уже говорили в предыдущей серии, шекспировский Гамлет идёт на добровольную смерть, чтобы обретённое им ведение о тропе, к постижению Структуры, стало достоянием многих. Смертный подвиг привлекает неизмеримо более острое внимание, чем такой же подвиг, но не сопровождающийся кровавым жертвоприношением. Также и Кориолан. Только в «Кориолане» отчётливо показано, что решение о собственной смерти Кориолан принимал не самолично.
 
Вот показан момент озарения: Кориолан понял насчёт маменьки достаточно, чтобы вырвать один из лучей звезды из Козьей морды и тем освободить место, чтобы образовалось Триединство, чтобы распрямился во весь рост не только сам Кориолан – как ученик, не только Авфидий – как Дед, но и неизвестная нам Дева – как Дева. И для Кориолана-изгнанника, прекратившего ножевой бой, наступает фаза жреческого боя, но в этом бою враг уже отнюдь не Авфидий, тем более ещё более прозревший внутри образовавшегося Триединства. Враг – это тьма невежества, прежде всего, внутри себя, которую легче всего одолеть внутри Большой Медведицы, а лучше внутри Триединства, а столь высокий уровень единения порой достигается ценой собственной добровольной смерти в предыдущей жизни. Распрямившийся Авфидий тоже понимает потребность Кориолана в смертном подвиге. И Авфидий бережно, прямо-таки благоговейно, убивает Кориолана - для пользы дела. БЕРЕЖНО Лучше сказать, не убивает, а закрепляет успех Кориолана в совершённом им, на границе ипостаси Ученика, подвиге.
 
Смерть Кориолана ему, Кориолану, уж точно, не в наказание, а предоставление ему возможности уйти на высшей точке развития, уйти в состоянии подвига, чтобы при следующем рождении, начав с достигнутого уровня, можно было самому достичь уровень Деда.
 
Важно то, что Кориолан не сам себя убил – ибо тогда он был бы лишь тривиальным самоубийцей, кои во множестве пытаются в преждевременной своей смерти спрятаться от взгляда на себя как Козью морду. Кориолан умер с согласия всего Триединства. Смертельный удар наносил, да, один Авфидий. Но смерть Кориолана сочла целесообразной и принявшая участие в Триединстве Дева, на завершающей стрелке не присутствовавшая, а сокрытая в толпе, то ли римлян на рынке, то ли среди вольсков.
 
Но, верно, согласие дала и другая Дева, которой Кориолан ещё не видел никогда, та, которую, теперь уже в следующих воплощениях, он сможет впустить в свою жизнь, распрощавшись с молчуньей, прежде назвав относительно неё вещи своими именами.